Армен Попов: К сожалению, все мы видим и знаем  грустные истории о  том, что компания идёт формально. Например, в Москве идёт программа «Город равных возможностей», есть пандусы.. Но ни один инвалид никогда в жизни не сможет подняться по этим пандусам. Это – профанация. Общество готово что-то делать, но никто не готов делать ничего лично.  Я, к сожалению, не помню, кто из писателей сказал, что общество у нас очень доброе, только люди у нас злые. 

Хотелось бы предоставить слово Игорю Васильевичу Кузнецову, журналисту, президенту Санкт-Петербургской организации инвалидов «Мы вместе», выпускнику детского дома, инвалиду детства.

Кузнецов И.В.:  Добрый день, уважаемые участники Конференции. Очень долго думал, о чём вам сегодня рассказать. Мне вчера посчастливилось побывать в доме «В гостях  у Незнайки». На самом деле ничего подобного не видел, хотя в больницах провёл много времени. Очень здорово, что у Фонда «Дети.мск.ру», который работает в этой больнице, есть очень важная миссия – помогать детям, которые находятся в клинике без мамы. И главное, что делает Фонд, – он их не оставляет. По возможности, он даёт им продвижение вперёд.  Для меня было огромной радостью услышать то, что все дети ходят в школу. У меня самого, когда попал в Детский институт имени им. Турнера, была большая проблема: в какую школу мне ходить, в среднюю или коррекционную, что со мной делать и как со мной поступать. Тогда всё было гораздо сложнее, тогда приходилось прибегать  к помощи психиатрической больницы.  И, не будучи больным психически, ты должен был попасть в психиатрическую больницу для того, чтобы тебе изменили диагноз. Как видите, всё позади. И сегодня я перед вами и могу сказать, что как человек я состоялся. Я решил вам сегодня поведать три небольшие истории из собственного жизненного опыта.

Я прошёл всю систему спецучереждений нашей страны. Был в детском доме для необучаемых детей в городе Павловске. Затем учился в школе-интернате Министерства образования. Но по велению судьбы, через некоторое время, я попал в психоневрологический интернат, потому что никаких других систем  жизнеустройства тогда не было. А потом я жил, как все. Когда я учился в школе-интернате, мне всегда говорили – как быть, что сделать, чему научить детей, чему они научатся.  Я могу сказать, что  всегда видел с детства готовую пищу, и мне уже достаточно много лет, но я  устаю от запаха готовящейся пищи. Потому что с самого детства я всегда видел всё готовое. И для меня запах готовящейся пищи – вещь утомительная. И здорово, что дети, которые живут «В гостях у Незнайки», вместе готовят, с детства знают, что еда к ним «прилетает» не из ниоткуда.

Второе ощущение,  которым я с вами поделюсь, до сих пор если я что-то готовлю, то готовлю по таймеру. У меня нет ощущения времени, т.е. оно так и не сложилось, я всегда, если в инструкции написано, что надо варить 7 минут сосиски, то значит надо поставить 7 минут, и таймер прозвонит. Собственному ощущению я не доверяю. Главное, чтобы в инструкции было написано.

Ещё мне очень повезло, что в школе-интернате, где я учился, был замечательный воспитатель. Воспитатель с большой буквы, с которым мы прошли и хорошие моменты, и трудные. Поделюсь моментами ответственности, потому что в доме «В гостях у  Незнайки» дети разные, лазят везде. Я был такой же. Как-то раз я решил сделать в спальне, где жил, удобную розетку.  Но для того чтобы её сделать, надо было взобраться на лестницу, куда я, собственно, взобрался, разобрать коробку, подкрутить провода, заизолировать и закрыть эту коробку. В момент, когда всё было прикручено, но не заизолировано, я начал падать. Воспитатель стояла в одном метре от меня. Но ни крика, ни шума, ни вопля, ничего. Потом уже понимаешь, что у неё полголовы стало седой. Но она ждала, как  я буду действовать. Когда завершилось всё успешно, я никуда не упал, я вспомнил в эти доли секунд, что провода алюминиевые и на них можно опереться, но одним пальцем, и тогда тебя током не дёрнет. Всё это проскочило, я нашёл точку опоры, в результате я никуда не упал. Когда я спустился, я спросил – почему же вы не кричали, ни шумели. Она сказала так: «Уголовная ответственность мне уже обеспечена, если что-то произойдёт. Но кричать в тот момент было бессмысленно, мне важно было, что ты будешь делать». Проходит ещё какое-то время. Решил сварить картошку. В момент, когда она выкипала, я снимал её с плиты и начал падать. И тут я действительно упал. И вся эта докипающая масса, там было литра четыре, она вся оказалась на мне. И опять стоит воспитатель, в двух метрах от меня, и на тот же самый вопрос, она ответила: «Мне важно было, как ты будешь действовать». Я остался жив, здоров и невредим.

И третий счастливый момент в моей жизни, который помог мне стать как. Мне очень часто этот вопрос задают на специализированных конференциях и семинарах. Как вам удалось так успешно социализироваться и жить самостоятельно. Я вам могу сказать одно. В течение пятнадцати лет, после того как я пришёл из школы, у меня  был друг. Это мой воспитатель – Тамара Дмитриевна. Я ей мог задать самый глупый вопрос – что делать при поносе или что делать в той или иной ситуации. Или когда мне один раз не хватило денег, а я получал не так мало, в старые добрые времена, кто помнит советское время, триста пять рублей в месяц. Это были хорошие деньги. Мне однажды, не хватило их на месяц. И пришлось идти  просить в долг. Всё было непросто, но очень поучительно. А главное, этот человек никогда не ругался, она всегда ждала, какой вывод мы сделаем сами.

Немного о трудностях. Когда я боролся за квартиру, мне помогал Институт Турнера в Санкт-Петербурге. Когда уже все было готово, то удивительная вещь, находилось три тысячи причин, чтобы не переехать жить самостоятельно. Месяц проходит, у меня какая-то проблема. Ещё месяц, я снова не переехал. Потом, извините, треснул унитаз. Его пришлось менять, это опять надолго. В результате цепь событий, из которых ты понимаешь, что оказывается (мы между собой называли этой место Богадельней), в Богадельне тоже можно жить. Ты свободен и можешь уходить, а тебе никак не оторваться. Спасибо психологу Института Турнера, моему начальнику на работе, главному бухгалтеру, меня отправили на неделю в город Киев с условием, что когда я вернусь из Киева, я больше не вернусь в Богадельню, а сразу поеду в собственную квартиру. Надо же было такому случиться, самолёт прилетает в 9 вечера, и к 11 часам первый раз я прихожу  в свою квартиру. Ужас, вам не передать, что делать,  как быть. Утром же надо не проспать на работу. Единственное из народных мудростей я знал, чтобы услышать будильник, его надо поставить в кастрюлю. Ну, вот прозвонил будильник, завод кончился, а во второй раз он звонить не стал, и я всё равно проспал, мучаясь всю ночь, как бы не проспать.

Что же касается профессии и работы, то когда я был юн, как дети, о которых рассказывают сейчас, то профессия у меня в лучшем случае была  – бухгалтер, а  в худшем – сапожник. Ни первое, ни второе меня сильно не прельщало. Ну что же, как говорил герой одного фильма, да идите вы в бухгалтерию. Мы, собственно, туда пошли. Я отучился три года, после чего пять лет работал по распределению. Но должен вам сказать, что я всегда знал, где я хочу работать, всегда знал, кем я хочу работать. И профессия у меня была такая, мечта, смешно сказать. Обычно воплощают такую профессию либо талантливые люди, либо люди со связями, дети, у которых родители со связями. В детском доме нас часто сажали перед телевизором, ведь это очень удобно, нянечки нас посадят – смотрите в этот ящик. А там были замечательные люди того времени. Была такая программа «Международная панорама», где были интересные дяденьки. И я думал, что я хочу работать там. Почти половину своей жизни я потратил на то, чтобы вам сегодня сказать, – я работаю там, где хотел.  Я работаю на одном из петербургских телеканалов. Правда, пока не в эфире, а что называется «под столом», но не важно, упорства не занимать, я думаю, что всё ещё впереди. Так что если очень верить, очень хотеть и встретить таких замечательных людей из Фонда, которые помогают детям, то у этих детей точно есть будущее, точно есть завтра. Я надеюсь, что у ваших подопечных, детей точно будет яркое и интересное будущее. А главное, что они не будут тратить половину жизни на воплощение своей мечты.

 

Comments are closed.